Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Департамент здравоохранения Томской области

634041, Томская область, г. Томск, пр. Кирова, 41, Тел.: (3822) 999-101; Факс: (3822) 51-60-35

Департамент здравоохранения Томской области

634041, Томская область, г. Томск, пр. Кирова, 41, Тел.: (3822) 999-101; Факс: (3822) 51-60-35

Медики в годы Великой Отечественной войны

Департамент здравоохранения Томской области проводит акцию «Медики в годы Великой Отечественной войны»

9 мая мы отметим 74-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне, и чем дальше уходит время, тем важнее сохранить память о ее участниках. И роль медицинских работников, которые спасали жизни людей: военных и гражданских, взрослых и детей, на передовой и в тылу, сложно переоценить.

Департамент здравоохранения Томской области объявляет о начале акции «Медики в годы Великой Отечественной войны». На сайте будут опубликованы рассказы о людях в белых халатах, на долю которых выпала огромная ответственность – служение своему делу в годы Великой Отечественной войны.

Поддержать акцию может каждый житель Томской области. Для участия необходимо отправить на электронный адрес пресс-службы Департамента slobodskayaos@dzato.tomsk.ru краткую семейную историю и фотографии близкого человека, медработника, работавшего в годы войны. Также это может быть история знакомого, наставника или учителя.

Дополнительная информация по телефону: (8-3822) 999-101 (доп. 2857)


ОБРАЗЦОВА
АНАНСТАСИЯ НАЗАРОВНА

Молоденькая медсестра Настя Образцова вытаскивала раненых из танков и окопов, обрабатывала раны и ожоги, готовила бойцов к операции, переливала кровь, стремясь сохранить жизни своих однополчан.

Сегодня Анастасия Назаровна Образцова является Почётным гражданином Парабельского района, ее почитают односельчане, любят родные и близкие. Каждый год 9 мая она приходит к памятнику воинам-землякам, павшим в годы Великой Отечественной войны.

«Непрерывная стрельба, взрывы, гул самолётов, разрывы бомб, крики, вокруг всё горело. И трудно было понять, день это или ночь, - вспоминает Анастасия Назаровна. - Некоторые бойцы, потеряв сознание, продолжали командовать, некоторые кого-то ругали. Молодые парни звали маму. Мы старались как-то успокоить их, подбодрить».

Сегодня Анастасия Назаровна Образцова является Почётным гражданином Парабельского района, ее почитают односельчане, любят родные и близкие. Каждый год 9 мая она приходит к памятнику воинам-землякам, павшим в годы Великой Отечественной войны.


ВОЛКОВА
АНТОНИНА ВАСИЛЬЕВНА

Антонина Васильевна родилась в 1922 году. В 1940 году поступила в школу медицинских сестёр при томском медицинском институте.

Закончив первый курс, девушка поехала в гости в Одессу, там её и застала война. Тоня не задумываясь ушла на фронт добровольцем.

Антонина Васильевна не может без слёз вспоминать о пережитом на войне. Выдавались дни, когда ей приходилось вытаскивать с поля боя под сплошным градом пуль и снарядов по несколько 

десятков раненых. Часто для спасения бойцов требовалась кровь. Медицинские сёстры через прямое переливание отдавали кровь и вновь шли на поле боя.  Солдатскими дорогами Антонина Волкова прошла Сталинградскую битву, воевала на Курской дуге. В 1943 году была ранена и контужена, а после госпиталя опять вернулась на фронт. Прошла с боями, в составе воинских соединений, по Польше и Чехословакии, дошла до Берлина. Награждена боевыми медалями.

После войны Антонина Васильевна продолжила учёбу, работала в госпиталях Томска и Заполярья. В Асиновский район Антонина Васильевна переехала в 1961 году, заведовала Кайбинским фельдшерским пунктом.


НЕСТЕРОВА
МАРИЯ НИКИФОРОВНА

Медсестра 22-й гвардейской Сибирской добровольческой дивизии.

Родилась в 1920 г. в д. Нестерово Парабельского района. В 1942-м году секретаря Парабельского райкома комсомола Марусю Нестерову добровольцем зачислили санитаркой во 2-й батальон 856-го стрелкового полка. Мария Никифоровна участвовала в обороне Москвы. В первый бой попала на станции Селижарово, затем были г. Белый, деревни Цицино, Новая, Власово, Букачёво, Шайтровщина… Проваливаясь в глубокий снег, вытаскивала девушка раненых с поля боя на плащ-палатке. Один раз была контужена, дважды ранена, один раз тяжело, после чего в 1943 году её комиссовали по инвалидности.
Среди наград - медаль «За отвагу», орден Отечественной войны  II степени и другие. госпиталя переехала в г. Колпашево. 


ИЛЬИНЫХ
ТАМАРА СТЕПАНОВНА

Тамара Степановна родилась в 1921 году. В 1943 году окончила Томский медицинский институт. После окончания института и до 1946 года работала хирургом в военных госпиталях, в расположении 1-го Белорусского и Центрального фронтов. С сентября 1954 года Тамара Степановна - врач Асиновской центральной больницы, «Заслуженный врач РСФСР». Всю свою жизнь посвятила медицине, работая хирургом, фтизиатром, физиотерапевтом на благо родного города.


ПРИТУЛА
НАТАЛЬЯ ПЕТРОВНА

Военный фельдшер, лейтенант медицинской службы.

22 июня 1941 года Наташа ушла добровольцем на фронт из г. Новосибирска.  Зачислена в 16-й гаубичный артиллерийский полк. Сопровождала с фронта эшелоны с ранеными. Награждена орденом Отечественной войны  II степени, медалью «За Победу над Германией».

После войны 46 лет жизни отдала здравоохранению Парабельского района, из них 43 года проработала в районной больнице санитарным фельдшером, медицинским статистом, медсестрой. Вела активную общественную жизнь: была председателем райкома профсоюза больницы, председателем райкома Красного креста, 40 лет подряд избиралась народным заседателем, депутатом райсовета и Парабельского сельского совета.


КОВБАСА (МАРЧУК)
ЕКАТЕРИНА ФЕДОРОВНА

Фронтовая медсестра

Екатерина Федоровна родилась в Иркутской области. В 1940 году окончила медучилище, получив профессию фельдшера, а в 1942 году добровольцем ушла на фронт. Служила ротной медсестрой в составе 80 отдельного радиобатальона ВНОС (воздушное наблюдение и оповещение связи) на Дальневосточном фронте.

Демобилизована 10 июня 1945 года. 

Награждена медалями «За победу над Германией», «За победу над Японией». После войны работала в военной части в должности санинструктора, в 1945-1948 годах  - медсестрой в Парабельской поликлинике.


КУРТО
ГЕОГРИЙ АНДРЕЕВИЧ

Георгий Андреевич родился в 1924 году в д. Барсучье Васинского р-на Новосибирской области.

С 1942 года по 1945 год находился в рядах Советской армии. Находясь на 3-м Белорусском фронте в составе 58 гвардейского стрелкового полка 18 гвардейской стрелковой дивизией в должности помощника командира взвода 4-й стрелковой роты, в боях с немецкими захватчиками проявил исключительные образцы личной отваги и мужества. В 1944 году под городом Витебск, в момент разведки с боем за первую линию траншей противника, выбыл из строя командир взвода. Курто Г.А. принял на себя командование взводом и продолжил успешно выполнять поставленную боевую задачу. Взвод под его командованием выбил противника из первой и второй линии траншей, где было уничтожено свыше 20 гитлеровцев и 3 захвачены в плен. Георгий Андреевич лично захватил в плен одного противника.

В 1944 году был тяжело ранен на фронте, выписан из госпиталя в 1945 г. с ампутированной правой ногой. Награжден орденом «Красной Звезды», медалями «За победу над Германией», «За отвагу в Великой Отечественной войне».

 В 1950 году окончил с отличием лечебный факультет Томского Медицинского института и всю свою дальнейшую жизнь посвятил медицине. Долгие годы работал Георгий Андреевич в Колпашевской больнице заместителем главного врача по поликлинической службе и по совместительству врачом-рентгенологом. Георгию Андреевичу присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР».


ПАНОВА
ЛЮБОВЬ АЛЕКСАНДРОВНА

Любовь Александровна родилась 30.09.1915 года в Костромской области. Закончила в 1937 году фельдшерско-акушерскую школу во Владимире. Призвана на фронт в июне 1941 года. Прошла всю войну, воевав с июня 1941 по май 1945.

Воинское звание- сержант медицинской службы. Награждена орденом Отечественной войны 2 степени, медалями: «За победу над Германией», «За доблестный труд в годы ВОВ». Вернувшись с фронта трудилась хирургической сестрой в здравпункте Колпашевского рыбокомбината и Колпашевской ЦРБ до выхода на пенсию в 1971 году. Труд Любови Александровны – жертвенный и благородный. И в военное, и в мирное время руки этой женщины облегчали страдания больных.


ВЫЧУЖАНИН
ПАВЕЛ АЛЕКСЕЕВИЧ

Павел Алексеевич Вычужанин родился в 1920 году. После школы закончил Казанскую фельдшерско-акушерскую школу. В 1941 году, успешно окончив военное училище, Павел Алексеевич на Западном фронте является командиром взвода разведки. В феврале 1942 он тяжело ранен, но после выздоровления снова возвращается на фронт. Теперь уже в качестве военного фельдшера. Закончил Павел Алексеевич войну взятием Кенигсберга. За боевые заслуги награжден двумя орденами Красной звезды, медалями «За отвагу»

Вся его дальнейшая жизнь –это беззаветное служение делу здравоохранения. Работал на фельдшерско-акушерских пунктах Колпашевского района, д.Типсино, д.Павлов Мыс.


МАРИЯ ПОЛЯКОВА
«Я не бросила на поле боя ни одного раненого»

Война застала меня в Новосибирске. После девятого класса я поступила в медучилище на фельдшерско-акушерское отделение. Когда началась война, вся группа,  14 девочек и один мальчик, подала заявления в военкомат, но призвали нас только через год. Мама в слезы: папа с января 1942 г. был на фронте, я ушла в апреле. Местом службы определили 524-й стрелковый полк 112-й дивизии 52-й армии.

Сначала попали мы на учебу в Казахстан. Учили стрелять из винтовки, пулемета, оказывать медицинскую помощь во время боя. В мае нас повезли к Москве, но там операция уже завершилась, и нас высадили в Казани. Снова учили. Дали сумки с перевязочным материалом и более-менее порядочное обмундирование: кальсоны, штаны, обувь, правда, не по размеру и рваную. Однажды подняли по тревоге и повезли в Сталинград. 

Бои там шли просто страшные. Через Дон переправлялись туда-сюда. Что творилось! Понять, где чья часть, было немыслимо. Нас поставили санитарами по одной девушке на каждый взвод. В первом же бою одна наша девушка погибла. Раненые были тяжелые во всех смыслах, а я маленькая и хрупкая. Но, знаете, меня почему-то ничего не пугало, я только боялась не дотащить тех раненых, которых подобрала на поле боя. Одного тащишь, а другой лежит и зовет: «Забери меня»!

 Запомнила один сильный бой. Пшеничное поле, оно горит, все смешалось. Я подобрала четверых солдат и вдруг наши через это горящее поле побежали мимо меня. Я кричу, плачу: «Захватите раненых с собой»! Меня, конечно, никто не слушает. Кое-как троих пристроила. Один остался. Вижу немецкие танки дошли до полосы огня и автоматчики с ними, дальше идти боятся: жар сильный. Раненого на краю поля в канавку спрятала, чтобы пуля не попала. Кое-как и его отдала. Осталась одна, реву! Думаю, надо бежать. Побежала, в меня стрелять стали. Перебежками добралась до оврага. (Там вся местность оврагами покрыта). Выглянула из оврага в сторону Волги. Мама родная! И штаб, и кухня, и солдаты, и офицеры, и санитары - все перемешалось под бомбежкой с неба. Стала по краю сползать, тут мина прилетела и меня засыпало. Думаю, конец, чувствую, откапывают. Продышалась, песок изо рта выплюнула. Нашла своих.

Расскажу, как меня ранило. Был бой. Наступление. Тащу бойца, а у нас, надо сказать, было много сибиряков. И он мне говорит: «У тебя на бедре кровь». Смотрю, правда, штаны в крови, а я ничего не чувствую. Понять не могу, в чем дело. Когда деревню взяли, обнаружила, что там рана. Командир отправил в санчасть, оттуда меня пароходом переправили через Волгу и отправили в госпиталь в Воронеж. Туда шло очень много санитарных поездов. Бомбили нас сильно, а меня попросили, как легко раненую, присматривать за тяжелыми. И вот бомбят, а я опять бросить их не могу. Улетели самолеты, а на станции полно арбузов. Ребята притащили мне спелый арбуз, мы его потом вместе ели. 

В госпитале я пробыла недолго. Мне предложили там остаться, но я решила ехать в свою часть. В свою - не получилось, зато на обратном пути познакомилась с девушкой-кинооператором. Вдвоем добираться было веселее. Попала я в армию Черняховского. Меня определили в медсанчасть при штабе. В мои обязанности входило осматривать всех, кто приходил из-за линии фронта, на предмет вшивости (этого «добра» было полно), выявлять больных и раненых (солдаты мало обращали на себя внимания и это часто плохо кончалось). Занималась, так сказать, профилактикой. Спала тут же, в перевязочной. 
Потом попала в полевой госпиталь 60-й армии. Раненые были сплошь тяжелые. Врачи все время просили: «Сестричка, дай крови. Ну, хоть маленько, хоть 100 граммов»… Уже и голова кружится, и ноги подкашиваются, а кровь я все-таки сдавала. Больше 11 литров моей крови влили бойцам. 

Страхов в Сталинграде я натерпелась, не дай Бог! Раненых было дополна… От операционных столов не отходили сутками… Спали практически тут же… Страшно было, очень страшно… Словами не передать…

С госпиталями я прошла через Польшу, Чехословакию и дошла до Берлина. Если спросите, что я там видела, не отвечу. Потому что не видела ничего кроме операционной, перевязочной и палат. Некогда было даже оглядеться, так было тяжело. 

И вот победа. Мы стояли в Германии. Наш госпиталь разместился в четырехэтажном здании бывшей больницы. Там от прежних времен осталось много монашек, которые все время предлагали помощь, но я все старалась делать сама. И вот иду от раненого сверху и слышу громкие крики во дворе, стрельбу. Перепугалась, побежала вниз, потом на улицу. А там орут: «Победа!» и стреляют в воздух. Так она и пришла, победа…

Госпиталь наш был очень хороший, его передислоцировали в Одессу. Я не поехала и ждала демобилизации, потому что решила доучиваться. Пока ждала демобилизации, там, в Германии, познакомилась с парнем-комсоргом. Веселый такой, шутник. Он мне через пару недель предложение сделал, и я согласилась. Он был родом из Ташкента, а ехать жить мы решили к моей маме в Новосибирскую область. 

Доучиться мне не пришлось. Документы мои в училище потеряли. Пока искала, забеременела, а там и дочка родилась. Мужа направили на работу в Томск. Поехали. Там и вторая дочь на свет появилась, и третья. Тут уж не об учебе мысли были, а о том, как их прокормить. Сначала устроилась фельдшером в роддом им. Семашко, но ходить пешком со второго Томска на работу – транспорт тогда не ходил – я долго не смогла. И потому, когда предложили в соседних яслях должность фельдшера, подготовилась, сдала экзамен и пошла работать туда. И детей заодно пристроила. Думала, временно, а связала свою жизнь с ребятишками навсегда. Любила и их, и свою работу. Оттуда ушла на пенсию. 

Сейчас мне 91 год. Муж умер, детей у меня четверо, внуки. Жизнь идет своим чередом, не жалуюсь, стараюсь помогать близким, чем могу. А могу немного, ну, хоть добрым словом.

Лариса Бакшт, член Союза журналистов России. Записано в 2015 году.
Мария Ивановна Полякова умерла в 2018 году.

ТАМАРА БРОНОВИЦКАЯ
«Про дружбу и любовь»

Мой отец, выпускник Санкт-Петербургского университета и двоюродный брат В.В. Куйбышева, работал в аппарате Кагановича. Жили мы в любви и достатке. В 1931 г. отца арестовали и, как врага народа, расстреляли. Маму и нас, троих детей, сослали в Западно-Сибирскую (Новосибирскую) область.

Село Лямино было большое, с хорошей школой, где преподавали отлично образованные ссыльные интеллигенты. Вначале нас приютила школьная учительница, но потом кто-то из родни прислал денег и мы купили домик. Каким-то чудом брат поступил в железнодорожный институт, хотя потом все-таки дознались, что он сын врага народа, и его отчислили. Правда, по ходатайству профессоров, как отличнику учебы ему разрешили восстановиться. 

Я в это время закончила семь классов и поехала к тете в Бийск. Там поступила в медицинское училище и в 1941 г. его закончила. Когда объявили войну, мы, конечно, всей группой бросились в военкомат. Призвали меня 8 августа 1941 г. Воевать я начала в пехотном батальоне фельдшером. Под Смоленском попали мы в окружение. Два месяца по болотам выходили к своим. Из полутора тысяч бойцов вышли из той передряги только 13. Меня, обессилевшую от истощения, товарищи выносили на плащ-палатке. Когда дошли до своих, сразу - в госпиталь. Есть давали по чуть-чуть. И когда бойцам приносили еду, я слезно клянчила. Но врач приказал ни в коем случае меня не подкармливать, иначе дело могло кончиться летально. Постепенно отошла, но заболела туберкулезом. Осталась в госпитале на излечение, а потом и на работу. 
Спустя время снова запросилась на фронт. Меня распределили в зенитный полк, с ним и дошла до Германии. Разницу я почувствовала сразу: в пехоте, бывало, сидишь в окопе, дождь идет, а ты в валенках. Только есть начнешь, бомбят, и смотришь те, кто только что были рядом, разорваны в клочья, кишки на деревьях висят… А тут все обстрелы по плану, боевые расчеты на своих местах. Да и бойцы, надо сказать, все больше дети высокопоставленных чиновников. Отличные парни. Образованные, воспитанные, интеллигентные. 

Нас офицеров, я была в звании лейтенанта, часто собирали то на собрание, то на политучебу, то на занятия. На Володю я сразу обратила внимание: красавец, умница. А память! Бывало, кто-нибудь спросит: «Володя, сколько тебе прочитать (нам всегда приносили свежие газеты)»? Он ответит. Ему прочитают. И он тут же слово в слово все повторит! И он, видно, был ко мне неравнодушен. Помню, на Южном фронте он мне яблоки носил. Спелые, сочные.

Так и служили. Я снимала на кухне пробу, каждое утро ходила по землянкам, смотрела, нет ли больных, следила, чтоб был порядок. Заставляла снимать рубахи, выворачивать наизнанку и проверяла, нет ли вшей. Раз солдаты украли в санбатальоне дезинфекционную камеру и притащили в полк. Дело, ясно, подсудное, но как-то с рук сошло. Зато с тех пор мы постоянно прожаривали и белье, и постель. От вшей избавились навсегда. 

А Володя был еще и талантливый изобретатель. Вместе с товарищем придумал устройство к пушке для скоростной стрельбы. Направил это в военную академию и получил оттуда вызов на учебу. И перед отъездом сделал мне предложение. Я сразу давай отказываться, перепугалась: поженимся, забеременею, не смогу учиться дальше. Он уговаривал-уговаривал, а потом придумал способ. Поехал в соседнюю часть, где служил в звании генерала мой двоюродный брат Евгений, и попросил его поговорить со мной. Тот приехал и убедил меня, что Володя парень достойный и, если я его люблю, нельзя отказываться от своего счастья. Я и согласилась. А стояли мы тогда в Польше. Чтобы зарегистрироваться, поехали в Черкассы. Приехали, а ЗАГС закрывается. Но все-таки мы уговорили работницу расписать нас. Она согласилась и выдала нам «Посвитку прошлюб» - свидетельство о браке. Володя спрашивает: «Теперь куда»? Отвечаю: «В ресторан». Пошли, пообедали. Володя: «Теперь куда»? «На вокзал»! Оттуда через два часа уходил поезд на Москву. Володя уехал в академию, я вернулась в полк. Расстались мы 6 июня 1944 г., а встретились в декабре 1945 г. Володя перевелся на заочное отделение и вернулся в часть. 

Я в это время поступала в военно-медицинскую академию. На «отлично» сдала экзамены. И тут у меня обострился недолеченный туберкулез почки. В академию не взяли, но дали справку, по которой меня без экзаменов зачислили в Ростовский мединститут. Наша часть в то время стояла в Ростове. Поступить поступила, а демобилизации все не было. Надо сессию сдавать, а у меня на руках только удостоверение личности. Наконец, демобилизовали и дали паспорт.

Училась всегда хорошо. Каждый месяц студенты отрабатывали по 90 часов, расчищая город от руин и развалин и восстанавливая коммуникации. Закончила лечебный факультет. Жили мы с Володей сначала в Ростове, потом его перевели на один из островов в Каспийском море. Уехал он без меня, потому что условия там были для женщин невыносимые. Затем он три года служил в Германии. В Калининграде, куда он был назначен начальником штаба полка, мы жили вместе. Потом был Оренбург. Он работал в ракетном училище. Там и умер в возрасте 44 лет от остановки сердца после перенесенного на ногах гриппа. 

…Наш брак продолжался 24 года. Но мы все время чувствовали себя молодоженами. Всегда и везде были вместе. Без него я осиротела. И почти полвека храню светлый образ этого удивительно одаренного (его кандидатская диссертация была признана докторской) и добрейшего человека, милого и заботливого моего друга.

p.s. В настоящее время Тамара Юльевна Броновицкая живет в мкр. Зеленые Горки.

О роли томских врачей в годы Великой Отечественной войны

«Тихий» Томск с началом Великой Отечественной войны превратился в большой тыловой госпиталь. Лучшие помещения были отданы раненым. Лучшие медицинские силы были сосредоточены в госпиталях. За годы войны в Томске было развернуто до 26 эвакогоспиталей, и в течение войны их число менялось.

Наличие в Томске медицинского института и крупных медицинских сил обусловило создание ряда эвакогоспиталей. Под госпитали отводились лучшие здания города: учебные корпуса и общежития вузов, школы, больницы.

По 18 часов врачи стояли у операционных столов. Молоденькие санитарки поднимали на второй и третий этаж тяжелых мужчин, по пояс закованных в гипс. В аудиториях мединститута шло ускоренное обучение врачей, продиктованное условиями военного времени. Население заготавливало травы, шиповник, рябину, пихтовую лапку, чтобы поддержать раненных витаминами.

Ускоренные выпуски Томского медицинского института, медицинского училища и фельдшерской школы пополнили число военных медиков и составили основу медсанбатов дивизий, сформированных в Томске. В Томск с начала войны стали поступать тысячи раненых, доставленных военно-санитарными поездами с различных фронтов. Всего за годы войны в томских госпиталях находилось на излечении свыше 100 тыс. раненых. В первый год войны, 1941 год, в Томск поступило 15,845 тыс. раненных, в 1942 году – 40 тыс., в 1943 – 26 тыс., в 1944 – 17 тыс., в 1945 – 5 тыс.

Во время Великой Отечественной войны в стране было 149 тыс. врачей, и они вернули в строй 75% раненных и больных, не допустив серьезных вспышек эпидемий. В этом заслуга и томских врачей в том числе.